“We live in a state of tyranny, both in domestic and in foreign policy.” Interview with Irina Fliege (Russian)

Какая цель работы Центра Мемориал в России?

Создание общедоступных информационных ресурсов для осмысления и преодоления наследия советского государственного террора; исследование состояния исторической памяти о терроре, Гулаге и сопротивлении.

Кто адресат этой работы?

Культурные сообщества, включенные в работу с исторической памятью: историки, сотрудники музеев и библиотек, краеведы, педагоги, журналисты.

Каковы основные проблемы, стоящие перед Центром Мемориал?

а) Неопределенность и размытость иерархии общественных ценностей, препятствующие выработке обществом консенсусных суждений о терроре и Гулаге

б) отсутствие правовых оценок преступлений советского режима

в) фрагментарность памяти о терроре и Гулаге; периферийность темы советского государственного террора в массовом историческом сознании, ее слабая представленность в «большом историческом нарративе»

г) противоречивость отношения современного общества к советскому прошлому

Как могли бы выглядеть решения? (решения соответствуют пунктам проблем)

а) инициирование широких общественных дискуссий о преступлениях советского режима; актуализация проблематики отношений между личностью, обществом и государством

б) выработка механизмов правовых оценок преступлений прошлого и усилия по внедрению их в современное правовое поле

в) создание интегральных историко-просветительных ресурсов по теме; введение темы в школьные и вузовские курсы отечественной истории;

г) осмысление темы государственного террора в широком историко-культурном контексте советской эпохи

Каким образом конфликт в Украине повлиял на вашу работу?

На наш взгляд, аннексия Крыма и вторжение в Донбасс означают, что нынешний российский режим полностью принял советское наследие, в том числе практику государственного насилия и террора, а значительная часть общества поддержала это наследие. А это значит, что мы, «Мемориал», не справились со своей работой.

Возможно, это произошло потому, что мы рассматривали преступления советского режима, как объект исторических исследований и исторического осмысления. Теперь, после начала военной агрессии против Украины, мы рассматриваем эти преступления и преступления современной российской власти в едином политическом контексте.

Каковы ваши общие ожидания на будущее?

Затрудняюсь ответить, мы живем в поле стихийного государственного произвола, как во внутренней, так и во внешней политике. 

Что можно сделать на Западе, чтобы улучшить отношения с Россией?

Я не политик. Я не знаю способов улучшить отношения с сегодняшней Россией в одностороннем порядке – только усилиями западных политиков, а российские лидеры не переговороспособны. Если и существуют какие-то способы улучшения отношений Запада и России сегодня, то усилия должны исходить из России – изменение международной и внутренней политики. Это в первую очередь: немедленное прекращение военной агрессии, соблюдение Россией международных конвенций и норм права, отмена антиконституционных законов и политических преследований внутри страны.

Comments No comments

Comments are closed.